Репрессированные священнослужители и миряне Чкаловского района Нижегородской области

МОИСЕЕВ ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1891 г.р., уроженец с. Сарлей Д.-Константиновского р-на, житель с. Пурех Чкаловского р-на, священник. Арестован 16.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

МОЛЕВ КОНСТАНТИН ИВАНОВИЧ, 1894 г.р., уроженец, житель д. Бубново Чкаловского р-на, крестьянин-единоличник, церковный староста. Арестован 11.09.37 г. Приговорен Тройкой 22.10.37 г. к ВМН. Расстрелян 04.11.37 г.

АЛЬБОВ ИВАН ПАВЛОВИЧ, 1881 г.р., уроженец с. Пурех Чкаловского р-на, житель с. Фомино Чкаловского р-на, священник Пуреховской церкви. Арестован 16.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

АРХИМАНДРИТ ИУВЕНАЛИЙ (Иван Осипович Нюнин-Погодин) Настоятель Городецкого Феодоровского монастыря, сельский батюшка Ковернинского района, репрессированный и расстрелянный в 1937-м, он был уроженцем села Пурех в Чкаловском благочинии Выксунской епархии

 

Наше знакомство с Алексеем Снегиревым состоялось в «заочной форме», по электронной почте. Вот что он говорит о себе:

«Уже много лет я пишу книгу о священнослужителях Сокольского района Нижегородской области. Работа основана на архивных документах, следственных делах репрессированных и воспоминаниях потомков; много хорошего фотоматериала.

Книга, которую я думаю завершить в ближайшие полгода, рассказывает о семьях духовенства периода богоборчества. И, конечно, о моей семье, также пострадавшей от репрессий.

Мои предки по отцовской линии до революции все были священнослужителями. Служили в Сокольском и Ковернинском районах, в Макарьеве, Галиче, Нерехте, Юрьевце, а потом и за рубежом. Так совпало, что у матери в роду были тоже священнослужитель – архимандрит Иувеналий»…

Архимандрит Городецкого Феодоровского монастыря Иувеналий родился в селе Пурех нашего Чкаловского благочиния. Именно поэтому Алексей обратился в пресс-службу Выксунской епархии: он подумал, что для православных Чкаловской земли, для жителей Пуреха будет важным знать о том, какой замечательный человек был крещен под сводами их древнего храма с 400-летней историей.Читайте рассказ Алексея об архимандрите Иувеналии.

«Одно из самых ярких впечатлений детства, которое оставило неизгладимый след в моей душе, связано с селом Пурех. Часто вспоминаю, как однажды дед Виктор Александрович Седов взял меня на колокольню Спасо — Преображенской церкви. Около пяти лет он работал там звонарем, почти сразу с момента ее «второго»открытия в 90-е годы ХХ века. Помню, что мне было немного страшно, конструкция лестницы казалась ненадежной. Вначале подъёма было как-то мрачно, сыро и прохладно, внезапно взлетали птицы. Зато когда мы поднялись на звонницу, нам открылась панорама родного села. Цепочки крошечных домиков вытягивались в улицы, и мне, ребёнку, думалось, что мы оказались прямо на небе. Вид сверху очаровывал, и восторг переполнил сердце, когда дед доверил мне, семилетнему мальчишке,позвонить в один из колоколов.

 

С Пурехом связаны и жизни моих родных. Несколько поколений их венчались, крестили детей и причащались Тела и Крови Христовой в том же самом храме.

Сам же мой дед Виктор Александрович был внучатым племянником архимандрита Иувеналия, который возглавлял Городецкий  Феодоровский мужской монастырь в начале ХХ века. Огромный фотопортрет архимандрита Иувеналия в облачении занимал почетное место на стене зала дома деда. Дед с глубоким уважением рассказывал мне про нашего родственника, монаха, который, по преданию, пропал без вести. Спустя много лет, когда деда уже не стало, мне удалось получить архивные справки, а также уголовное дело архимандрита Иувеналия.

Вот история его жизни.

27 марта 1881 года в селе Пурех Балахнинского уезда Нижегородской губернии в семье кузнеца Осипа Федоровича Погодина (дети Осипа имели двойную фамилию Нюнин- Погодин. Мой прапрадед при венчании записан как Погодин, в других же документах и даже на памятнике Нюнин) и его жены Анастасии Павловны родился сын. На следующий день при крещении в Спасо-Преображенской церкви он был наречен именем Иван. Восприемниками при крещении стали крестьянин Иван Федоров Аряшин и крестьянская девица Екатерина Васильева. (ЦАНО ф.570, оп. 10, д. 919, л 238 об. – 239). Сведений о молодости Ивана Осиповича не сохранилось, но известно, что основной род деятельности в его семье было кузнечное ремесло, которым в совершенстве владел его отец, брат Александр и племянник Григорий.

 

 

Очевидно, и Ивану была уготована судьба сельского кузнеца, но русско-японская война, участником которой ему суждено было стать, резко изменила всю его жизнь.

С 1902 по 1906 он проходил службу во Владивостоке, имел звание старшего унтер офицера. Во время войны дал зарок, что если вернется домой живым, то уйдет в монастырь, что впоследствии и исполнил. Приняв постриг в Городецком Феодоровском монастыре, он прошел путь от простого монаха до настоятеля обители и получения чина архимандрита. Как годы воинской службы, так и время духовного служения архимандрита Иувеналия были крайне неспокойными. Начались репрессии. В 1928 году священнослужитель был выслан в Кировскую область. В 1931-м за контрреволюционную деятельность был осужден тройкой ОГПУ Москвы на 5 лет концлагерей. Он освободился в 1935 году, и в ноябре 1936 отправился в город Семенов, где встретился с митрополитом Феофаном.

(Из Книги памяти Нижегородской области:Митрополит Феофан – Туляков Василий Степанович. Родился в 1864 г., г. Ленинград; митрополит Епархиального Управления. Проживал: г. Семенов. Арестован в 1937 г. Приговорен: тройка , обв.: 58-8, -11. Приговор: расстрел. Расстрелян в октябре 1937 г.).

Получив от митрополита назначение, направился к месту служения в Успенскую церковь села Понурово в Ковернинском районе. Так архимандрит стал приходским священником. Из показаний отца Иувеналия удалось узнать о его встрече с отцом благочинным Григорием Денисовым, которому он твердо заявил, что готов принять смерть за Православную Церковь.

(Из Книги памяти Нижегородской области: Денисов Григорий Николаевич. Родился в 1889 г., Нижегородская обл., Ковернинский р-н, д. Раково; русский; священник с. Марково. Проживал: Нижегородская обл., Ковернинский р-н, с. Ковернино. В 1921 г., 1930 г., 1933 г. подвергался аресту. Арестован 7 августа 1937 г. Приговорен: тройка 8 сентября 1937 г., обв.: 58-10. Приговор: ВМН. Дело прекращено 18.12.57 г. Расстрелян 14 сентября 1937 г.).

Позиция Церкви, которой, безусловно, придерживался и сам архимандрит, была направлена на укрепление старой модели крестьянского хозяйства, что стало сильной преградой к коллективизации в данном районе. Так, в приходе отца Иувеналия насчитывалось 66 дворов единоличников и только 40 состояли в колхозе. Такое положение дел не могло нравиться властям.

18 октября 1937 года в квартире священника был произведён обыск, а батюшка арестован. Заседанием особой тройки управления НКВД по Горьковской области от 6 ноября 1937 года было вынесено постановление:«Нюнина-Погодина Иувеналия -Ивана Осипыча расстрелять» (приводится дословно). Приговор был вскоре исполнен.

В 1962 году свидетели по обвинению священнослужителя, значившиеся в деле, были повторно допрошены. Многие из них заявили, что таких показаний в 1937 году они не давали. Другие положительно отзывались о репрессированных священниках, фигурировавших в деле. Архимандрита Иувеналия, как записано в следственном деле, «осудили без достаточных к тому оснований», а постановление от 6 ноября 1937 года  отменили за недоказанностью обвинения. В настоящее время место погребения архимандрита не известно».
Подготовила Татьяна Снегирева.

АРГЕНТОВ КОНСТАНТИН АЛЕКСЕЕВИЧ, 1886 г.р., уроженец, житель с. Новинки Чкаловского р-на, дьякон Беловской церкви. Арестован 31.07.38 г. Находился под арестом 13 месяцев. Умер в областной тюремной больнице отдела тюрем УНКВД 03.09.39 г.

БЕРСЕМЕНОВСКИЙ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ, 1891 г.р., уроженец д. Тепелево Дальнеконстантиновского р-на, житель с. Катунки Чкаловского р-на, священник.  Окончил НДС, вначале служил Сергиевской кладбищенской церкви, но ее быстро закрыли, и в дальнейшем служил одновременно в Соборе Рождества Пресвятой Богородицы (холодный) и в Смоленской церкви (соборная, теплая). После ее закрытия Берсеменовского перевели служить в Крестовоздвиженскую церковь. Священник Берсеменовский имел веселый нрав, любил рыбалку, занимался пчеловодством, разводил цветы. У него был прекрасный голос (альт), трижды из Москвы приезжал человек, который предлагал ему отказаться от сана и пойти работать в хор Пятницкого, семья бы в этом случае тоже была бы устроена. Священник был прекрасный скрипач и репетировал с хором на скрипке. 10.11.1937 года отец Василий был арестован. Когда его забирали дома все плакали, а он успокаивал семью тем, что это недоразумение и скоро все выяснится. При аресте ему сложили в мешок церковную литературу и заставили нести до самого Чкаловска. Его обвинили в том, что он был японским шпионом. Приговорен Тройкой 20.11.37 г. к ВМН. Расстрелян 02.12.37 г.

Священник Берсеменовский Василий Иванович
с матушкой Елизаветой Михайловной. Фото 1912 год.

ВОСКРЕСЕНСКИЙ ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1886 г.р., уроженец с. Пупково Городецкого р-на, житель с. Пурех Чкаловского р-на, дьякон Спасо-Преображенской церкви. Арестован 16.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

ГРАЦИАНОВ ЛЕОНИД АЛЕКСЕЕВИЧ, 1880 г.р., уроженец с. Богородское б. Сергачского уезда, житель с. Матренино Чкаловского р-на, священник. Арестован 18.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

ЗУБОВ МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ, 1877 г.р., уроженец д. Левашевка Салганского р-на, житель с. Матренино Чкаловского р-на, дьякон.
Арестован 18.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

Зубов Михаил Николаевич  диакон

Зубов Михаил Николаевич родился в г. Горьком. Учился на регента церковного хора в г. Киеве. Руководил церковным хором. Играл на клавесине. В 1937г. был арестован и направлен в г. Горький находился в Крестовоздвиженском монастыре (пл. Лядова.) Был приговорен к расстрелу . Захоронен в г. Горьком в братской могиле. Кладбище находится недалеко от проспекта Гагарина, около завода Гидромаш и здания тюрьмы.
Отец Михаил живя в д. Матрёнино, кроме священнической деятельности занимался пчеловодством и часто раздавал бесплатно мед прихожанам.
(Записано со слов внучки Зубова М.Н..)
Арестован 18.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к высшей мере наказания и расстрелян.

Зубов Михаил Николаевич с матушкой Александрой Ивановной

КИПРСКИЙ (КИПРОВСКИЙ) АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ, 1873 г.р., уроженец с. Маресево Сергачского р-на, житель с. Новинки Чкаловского р-на, дьякон церкви. Арестован 19.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

КОСМОДЕМЬЯНСКИЙ ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1874 г.р., уроженец г. Лух Ивановской обл., житель с. Катунки Чкаловского р-на, священник. Арестован 18.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к расстрелу. Расстрелян 22.12.37 г.

КРЫЛОВ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ, 1891 г.р., уроженец с. Кириково Лысковского р-на, житель с. Катунки Чкаловского р-на, дьякон. Арестован 18.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

КУЗНЕЦОВ КОНСТАНТИН КЛИМЕНТЬЕВИЧ, 1883 г.р., уроженец с. Филоново Городецкого р-на, житель с. Белое Чкаловского р-на, священник. В 1932 г. находился под следствием. Арестован 11.09.37 г. Приговорен Тройкой 22.10.37 г. к  ВМН. Расстрелян 04.11.37 г.

КУЛАКОВ ЛЕОНИД ВАСИЛЬЕВИЧ, 1879 г.р., уроженец г. Казани, житель с. Круглово Чкаловского р-на, священник в с. Милино. Арестован 20.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

ЛАВРОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ, 1876 г.р., уроженец с. Сарлей Д-Константиновского р-на, житель с. Белое Чкаловского р-на, священник Беловской церкви. Приговорен Тройкой к 10 годам ИТЛ.

ЛЕБЕДЕВ ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ, 1882 г.р., уроженец с. Салдаманский Майдан Лукояновского р-на, житель д. Боярская Чкаловского р-на, священник церкви в с. Вершилово Чкаловского р-на. Арестован 23.10.37 г. Приговорен Тройкой 09.11.37 г. к ВМН. Даты расстрела нет ???

 

ЛЕБЕДЕВ АНТОНИН ВИКТОРОВИЧ (1901-1937), священник села Вершилово

         Иерей Антонин Викторович Лебедев родился 1 мая 1901 года в селе Долгое Поле Спасского района Нижегородской области в семье священника. После окончания нижегородского Сергиевского духовного училища он поступил в Нижегородскую духовную семинарию, но смог проучится в ней только два года, так как в 1918 году она была ликвидирована.

Весной 1920 года Антонина Лебедева призвали в Красную армию, откуда он был демобилизован спустя два с половиной года. Служил он в пехотных частях в разных городах: Нижнем Новгороде, Казани и Полоцке. Начиная с сентября 1923 года он стал служить псаломщиком в Нижнем Новгороде, а затем в селе Пурех (тогда относящемся к Городецкому району), где служил священником его родной отец — протоиерей Виктор Владимирович Лебедев. В 1927 году по благословению митрополита Сергия (Страгородского) псаломщик Антонин Лебедев принял сан священника и стал служить в Преображенском храме села Вершилово.

В 1930 году отец Антонин был судим сельским нарсудом за отказ от выполнения так называемого «твердого задания» (сельхозналог в виде натуральных продуктов питания) и отказ приобретать государственные облигации. Благодаря помощи прихожан, которые оплатили эти поборы, ареста тогда ему удалось избежать.

8 ноября 1933 года отец Антонин был арестован вместе с другими священниками из его благочиния по обвинению в антисоветской деятельности. Решением Особой Тройки ПП ОГПУ Горьковского края от 27 января 1934 года его приговорили к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере. В это время его жена Валентина Дмитриевна осталась одна с шестилетним сыном Владимиром на руках.

После освобождения из заключения, начиная с января 1937 года отец Антонин стал служить в уездном городе Княгинино, куда он переехал вместе с семьей. В это время его родной отец священник Виктор Владимирович Лебедев служил в Александро-Невском храме в поселке Ратманиха (впоследствии Московский район г. Горького). 14 сентября 1937 года протоиерей Виктор Лебедев был расстрелян, а 21 октября того же года арестовали его сына. На этот раз отца Антонина обвиняли сотрудники Большемурашкинского районного отделения НКВД в том, что он «является участником контрреволюционной церковно-фашистской, диверсионно-террористической организации», «составлял контрреволюционные листовки, призывал к сопротивлению советской власти». В ходе следствия, согласно протоколам допросов, он признал себя виновным. 11 декабря 1937 года священник Антонин Викторович Лебедев также, как и его отец, был расстрелян и погребен в общей безвестной могиле. Судьба супруги и сына отца Антонина после его ареста остается до сих пор неизвестной.

ЛОХОВ ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ, 1877 г.р., уроженец с. Катунки Чкаловского р-на, житель с. Сицкое Чкаловского р-на, дьякон церкви в с. Сицкое. Арестован 16.11.37 . Приговорен «тройкой» (15.12.37) к к ВМН Расстрелян 22.12.37 г., номер дела 15137, член церк.-фаш.гр.,кра, рус.

НИКОЛЬСКИЙ ИВАН ПАВЛОВИЧ, 1874 г.р., уроженец г. Н. Новгорода, житель с. Сицкое Чкаловского р-на, священник. Арестован 16.09.37 г. Приговорен Тройкой 22.10.37 г. к ВМН. Расстрелян 04.11.37 г.

НИКОЛЬСКИЙ ИВАН ПАВЛОВИЧ

Семья Никольских

о.Иоанн Никольский в храме

Чтение

Матушка Елизавета

За водой

Семья Никольских

РОМАНОВ ИЛЬЯ МИТРОФАНОВИЧ, 1883 г.р., уроженец с. Медведево Семеновского р-на, житель с. Вершилово Чкаловского р-на, священник Вершиловской церкви. Приговорен областным судом к 7 годам ИТЛ, и на 5 лет без п/п.

СЛАВОЛЮБОВ ИВАН ИВАНОВИЧ, 1868 г.р., уроженец с. Кечасово Сергачского р-на, житель с. Сицкое Чкаловского р-на, священник Спасо-Преображенской церкви. Арестован 16.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

отец Иоанн и Любовь Ивановна Славолюбовы с дочкой Лизой

ТЕРПИЛОВСКИЙ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ, 1882 г.р., уроженец г. Казани, житель с. Михайловское Чкаловского р-на, священник. Арестован 28.08.37 г. Приговорен Тройкой 26.09.37 г. к расстрелу. Расстрелян 13.10.37 г.

ХИТРОВСКИЙ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1895 г.р., уроженец с. Ветелево Городецкого р-на, житель с. Соломаты Чкаловского р-на, дьякон церкви. Арестован 19.11.37 г. Приговорен Тройкой 15.12.37 г. к ВМН. Расстрелян 22.12.37 г.

ХРОМОВ АЛЕКСАНДР ЛОГИНОВИЧ, 1895 г.р., уроженец , житель с.Трофаново Чкаловского р-на, колхозник Трофановского колхоза, председатель церковного совета. Приговорен Областным Судом к 5 годам ИТЛ, и 4 года без п/п.

ЧЕРВЯКОВ ПАВЕЛ СТЕПАНОВИЧ, 1873 г.р., уроженец, житель д. Хозницы Чкаловского р-на, крестьянин-единоличник и церковный староста. Арестован 23.10.37 г. Приговорен Тройкой 09.11.37 г. к 10 годам ИТЛ. Умер в больнице ОМЗ 23.04.38 г.

МЕНЬШИКОВ АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ (1892-1937),
священник Воскресенского храма г. Чкаловск

          Протоиерей Александр Петрович Меньшиков родился 23 февраля 1892 года в селе Базарные Матаки Спасского уезда на территории Казанской епархии. Он был третьим сыном в многодетной семье священника Петра Викторовича Меньшикова и его супруги Иулиании Евстигнеевны. Таинство крещения младенца Александра состоялось 8 марта 1892 года в Христо-Рождественском храме села Матаки. Крестными родителями (восприемниками) будущего пастыря стали: священник из соседнего села Рамадан отец Венедикт Разумовский и его родная сестра Антонина Разумовская.

В 1913 году после окончания Казанской духовной семинарии Александр Меньшиков обвенчался и принял сан священника. Его первым приходом стал Смоленский храм в селе Чирпы Лаишевского уезда Казанской губернии. Спустя два года, 22 августа 1915 года, его перевели на приход в село Ершовку Мамадышского уезда (ныне это Вятскополянский район Кировской области). На данном приходе отец Александр исполнял также обязанности законоучителя в Ефимовском земском училище.

29 июня 1916 года он увольняется от приходской службы в связи с поступлением на очное отделение Казанской духовной академии. Несмотря на огромные сложности в организации деятельности академии после революции, уже в советский период, в 1920 году отец Александр смог получить высшее богословское образование, закончив обучение со степенью кандидата богословия. В дальнейшем отец Александр вновь вернулся служить в село Ершовку, но менее чем через год, в 1921 году, его назначают настоятелем Троицкого собора в уездном городе Мамадыше.

В 1923 году отец Александр был арестован первый раз по обвинению в антисоветской деятельности и отправлен из Мамадыша в Казань, где он находился под арестом в течение двух месяцев. Освободили отца Александра при условии, что он уже не вернется в Мамадыш, и поэтому он вынужден был остаться в Казани, где впоследствии служил на разных приходах.

В 1927 году отец Александр был арестован сотрудниками Казанского ОГПУ во второй раз «за распространение религиозных предрассудков». В это время он являлся настоятелем Вознесенского храма. После непродолжительного следствия Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ в Москве протоиерея Александра приговорили к трем годам ссылки (с дальнейшим запретом на проживание в шести центральных районах страны). Местом его административной ссылки стал Братский район Иркутской области, где батюшка вынужден был находиться до 1931 года.

Вернувшись из ссылки, отец Александр не имел права проживать на территории Казанской губернии, и тогда по благословению митрополита Сергия (Страгородского) он оказался в Нижегородской епархии в городе Семенове. Здесь он продолжил свою пастырскую деятельность в качестве священника Всехсвятского собора и благочинного на протяжении четырех лет. В Семенов к нему приехала и его супруга Зинаида Федоровна, они снимали квартиру по адресу: ул. Красноармейская, д. 7.

29 мая 1936 года указом епископа Феофана (Тулякова), управляющего Горьковской епархией, по личному прошению протоиерей Александр Меньшиков был назначен в качестве второго священника при Воскресенском храме в поселке Василёво (бывшее село Василёва Слобода, а ныне г. Чкаловск). И уже 31 мая того же года представители приходского совета этой общины обратились к местным властям с заявлением о его регистрации на данном приходе.

Новым местом служения для отца Александра стал ныне утраченный чкаловский Воскресенский храм. Взрослые дети священника к этому времени проживали уже самостоятельно: дочь Маргарита (1915 г. р.), выйдя замуж за Антона Осиповича Менсис, работала бухгалтером в г. Ряжске Московской области, а сын Николай проживал в поселке Камское Устье на территории современного Татарстана, где работал техником-радистом. Проживал отец Александр в Чкаловске рядом с церковью по адресу: ул. Нагорная, д. 5.

Протоиерей Александр относился к числу тех пастырей, которые, не взирая на официальный запрет властей, продолжали произносить проповеди в храмах и увещевать прихожан. Кроме этого, на литургиях, во время проскомидии, он молился «за пребывающих в тюрьмах и в ссылках находящихся от советской власти», совершал панихиды на кладбищах поселка. Подобная активность священника не нравилась представителям власти. Ему как служителю культа помимо налогов выписывали также штрафы за то, что он ходил по домам верующих и служил на поселковых кладбищах.

В 1936 году руководство поселка Василёво стало ходатайствовать перед областными властями о закрытии Воскресенского храма, где служил отец Александр. В частности, секретарь поселкового совета предоставил по этому вопросу следующую характеристику [сохранена орфография подлинника]: «Церковь не покрашена и не побелена от чего приходит в разрушенность, около церкви памятники свалились и ни как не охраняются. Вид церкви отвратительный тогда как на этом прекрасном месте должно быть построенное здание культурно снаружи и изнутри, культурно по форме и по содержанию. Состав верующих Воскресенской церкви состоит из большинства бывших торговцев и кулаков, из монашек и отсталых дряхлых стариков большинство которых неграмотных и малограмотных. Всего верующих насчитывается не большое количество около 100 человек».

2 января 1937 года Горьковский облисполком выносит решение о ликвидации Воскресенского храма. Благодаря отцу Александру и членам приходского совета василевцы смогли отстоять свой приход, подав жалобу на действия местных властей в Москву. 23 июня 1937 года специальная комиссия по культам при ВЦИК отменила данное решение и вынесла постановление: «церковь оставить в пользовании верующих». Однако богослужения в храме прекратились уже через два месяца. 27 августа 1937 года отец Александр Меньшиков был арестован. При аресте у него изъяли Библию, наперсный крест с академическим значком, записную книжку и альбом с личными фотографиями. Следователи обнаружили, что не располагают свидетельствами, обвиняющими отца Александра в антисоветской деятельности. Тогда были найдены лжесвидетели, которые дали необходимые показания. При этом один из них был из числа местных старообрядцев и не посещал Воскресенский храм.

            Из показаний местных жителей, которые были записаны следователем – сотрудником Балахнинского НКВД – после ареста отца Александра [стилистика и орфография документа]: «Меньшиков, как священник и религиозник приобрел моментально внимание верующих своим обращением и подходом к массе. Он за время пребывания до трех раз выступал в церкви с амвона с проповедями на религиозную тему о кресте и его значении; считая что для верующих людей, несущих крест, это советская власть».

«Я считаю, что Меньшиков, укрепляя веру в сердцах прихожан (по его словам), этим восстанавливает рабочую массу против нашего советского правительства и партии ВКП/б/. Меньшиков перед Пасхою в великий пост говорил проповедь о покаянии, где ясно указал, что кто не покается перед ним, тот не получит Царствие небесное <…> он говорил, что Иисус Христос властей не терпел и нам нужно не поддаваться им, а то останемся без церкви».

«Зимой 36/37 года на религиозный праздник Сретенье он меня встретил идущим с завода и говорит: “Нехорошо, молодой человек, не посещать церковь, ваша мать – она набожный человек, Вы бросьте читать сталинские книги, они не приведут Вас ни к чему, вот лишь в Евангелии спасение”. Перед Пасхой в нынешнем году в великий пост он говорил проповедь с Евангелия, но обрисовал [ее так], что настоящая власть – это власть сатаны, что Сталин в образе человека, но народившийся сатана».

В качестве обвинения отцу Александру были предъявлены и такие его высказывания, записанные со слов лжесвидетелей: “…партия и правительство неправильно притесняют религию, принудительно закрывают церкви, не считаясь с мнением верующих, церкви превращают в клубы, а служителей культа арестовывают без всякого на то основания. Вот если меня посадят, то от меня коммунисты ничего не добьются, а вам, верующим, нужно организованно защищать церкви, не допуская принудительного закрытия со стороны коммунистов”.

Отец Александр оставался верен своим словам и убеждениям. Согласно протоколам его допросов, являющимся основным источником, демонстрирующим его исповедническую позицию, находясь в заключении, он не признавал себя виновным и не перекладывал вину на других.

Из протокола допроса, состоявшегося 31 августа 1937 года:

Признаете ли Вы, Меньшиков, себя виновным в антисоветской агитации, направленной против существующего строя путем втолковывания гражданам, что власть притесняет, не дает молиться, закрывает церкви.

Нет, я против существующего строя, против советского правительства никогда ничего не говорил.

Что Вы еще можете показать по касающемуся Вас делу?

Более показать ничего не могу. Записано с моих слов верно, мне вслух прочитано.

Из протокола допроса, состоявшегося 7 сентября 1937 года:

Вы, Меньшиков, следствию не сказали о Вашей антисоветской деятельности, но свидетельскими показаниями Вы достаточно ярко обличаетесь в антисоветской агитации. Для подтверждения зачитываю несколько выдержек из свидетельских показаний, которые подтверждают Вашу виновность. Будете ли Вы говорить только правду следствию?

Да, буду.

— Говорите.

Я виновным себя в антисоветской агитации не признаю, а лишь в чисто церковной, направленной на укрепление Православной церкви.

Постановлением Тройки УНКВД по Горьковской области от 26 сентября 1937 года последний священник Воскресенского храма в г. Чкаловске был признан виновным и приговорен к расстрелу. 13 октября 1937 года протоиерея Александра Меньшикова расстреляли. Судьба его родных и близких не известна. К сожалению, пока не найдена ни одна фотография этого образованного пастыря, который пусть и не долго, но в условиях жесточайший гонений и репрессий исповедовал верность Церкви Христовой на чкаловской земле.

Автор-составитель Дёгтева Ольга Владимировна
по материалам Комиссии по канонизации Выксунской епархии 

ПРОТОИЕРЕЙ ЛЕОНИД ФЛЕГОНТОВИЧ ХУДЯКОВСКИЙ (1869-1937), г. Чкаловск

 Священник Леонид Флегонтович Худяковский родился 5 апреля 1869 года в селе Гнилицы Балахнинского уезда (ныне поселок в черте Нижнего Новгорода). Воспитывался он в многодетной семье священника Флегонта Гавриловича Худяковского. Обучался первоначально в земском приходском училище, а затем последовательно в духовном училище и семинарии в Нижнем Новгороде. Учился Леонид Худяковский во всех учебных заведениях очень хорошо, и поэтому после семинарии, как лучший из выпускников, он был направлен для получения высшего богословского образования за казенный счет в духовную академию.        В 1893 году он окончил Санкт-Петербургскую духовную академию, став кандидатом богословия. В декабре этого же года указом обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева Леонид Худяковский был назначен преподавателем в Сарапульское духовное училище Вятской епархии.

В дальнейшем на протяжении 24 лет Леонид Флегонтович Худяковский служил в этом учебном заведении, преподавая в нем русский, церковно-славянский и греческий языки, литературу и Церковный устав. Кроме этого, в разные годы ему приходилось исполнять обязанности смотрителя (старшего воспитателя) в этом учебном заведении.

Вот как потом Леонид Флегонтович описывал годы своей жизни в Сарапуле: «Мне было в это время 25 лет, и я с большой энергией и любовью принялся за обучение детей. Занятия мои давали мне полное удовлетворение; отношения с учащимися у меня всегда были хорошие. В то же время мне удалось завязать хорошие отношения не только с сослуживцами, но и с местной интеллигенцией. Я привык к Сарапулу, не замечал, как проходил год за годом и не думал никогда уходить из него и со своей службы, тем более что и обеспечение мое, в начале не очень удовлетворительное, с течением времени все улучшалось, и я не испытывал никакой нужды. Отдавая большую часть времени своим прямым занятиям в духовном училище, часть досугов своих я уделял и общественной деятельности, занимаясь бесплатно в воскресных школах города (мужской и женской) и участвуя в нескольких благотворительных обществах в качестве казначея или секретаря. В то же время я не забывал пополнять и свое образование, пользуясь книгами для этого (главным образом, ежемесячными журналами) в местной земской библиотеке».

За время своей педагогической деятельности до революции Леонид Флегонтович был удостоен высших светских наград. Он имел чин статского советника. В 1904 году был награжден орденом св. Станислава III степени, а в 1907 году Всемилостивейше пожалован орденом св. Анны III степени «за 12-летнее прохождение должности учителя Сарапульского духовного училища». В годы Русско-японской войны его благотворительная и попечительская деятельность была отмечена наградным крестом от Российского общества Красного Креста.

Будущий священник был очень увлеченным и одаренным преподавателем, интересовался самыми разными гуманитарными науками, много читал.

«Обучаясь все время в духовно-учебных заведениях, я не стремился к приобретению исключительно религиозных знаний, а с большим интересом занимался и обще-образовательными науками, которые преподавались в этих заведениях, расширяя свои познания, кроме изучения учебников, и чтением различных книг той или другой отрасли знаний, особенно истории русской литературы и истории философии», – из показаний отца Леонида, записанных в 1937 году.

Занимался Леонид Флегонтович и миссионерской деятельностью, являясь членом просветительско-миссионерского Вознесенского братства, организованного при кафедральном соборе г. Сарапула. В начале XX столетия, перед Первой Мировой войной, он неоднократно путешествовал по Европе: посетил Турцию, Италию, Англию, Бельгию, Францию, Австрию, Швецию, Норвегию и Германию.

Во время каникул в училище Леонид Флегонтович всегда приезжал к родственникам и близким в Нижегородскую губернию. Его родные братья еще до революции также выбрали путь служения Церкви: иерей Иоанн Худяковский служил настоятелем храма в селе Епифаново Горбатовского уезда (ныне Вачский район), а священник Дмитрий Худяковский являлся преподавателем Омской духовной семинарии.

С наступлением революционных потрясений, осенью 1918 года Леонид Флегонтович не смог вернуться из Нижнего Новгорода в Сарапул, и поэтому стал работать преподавателем в светской школе 1-й ступени в Гнилицкой волости, у себя на родине. Однако быть учителем в условиях голода и разрухи он долго не смог. Кроме того, повсеместно большевиками проводилась антирелигиозная пропаганда, которая была неприемлема для Леонида Флегонтовича. В 1923 году он уехал в Ижевск, где стал работать счетоводом в акционерном обществе «Транспорт».

В 1927 году бывший преподаватель Леонид Флегонтович Худяковский вновь вернулся в Нижегородскую губернию, где по благословению митрополита Сергия (Страгородского) принял сан священника (без вступления в брак, целибат). Спустя годы, в 1937 году, после ареста, отвечая на вопрос следователя почему он стал священником, отец Леонид пояснил: «Я перешел на работу в священники по своим религиозным убеждениям, когда стала Советская власть притеснять верующих учителей, чтобы последние не ходили в церковь и вели борьбу с религией, эти обстоятельства меня заставили оставить школьную работу и перейти на работу в священники».

Иерей Леонид Худяковский был назначен служить в поселок Чкаловск (бывшее село Василёва Слобода). До революции в этом крупном торговом селе находились три православных храма. Отец Леонид служил в Воскресенской церкви.

Спустя полгода, 15 / 2 января 1928 года благочинный, священник Иоанн Никольский обратился к епископу Городецкому Неофиту (Коробову) с рапортом о награждении отца Леонида: «Принимая во внимание многолетнюю службу по духовно-учебному ведомству (25 лет) священника Воскресенской церкви с. Василево отца Худяковского Леонида Флегонтовича, а также его высшее богословское образование – с одной стороны, и ревностное при честном поведении пастырского служения – с другой, я ходатайствую перед Вашим Преосвященством о награждении его, о. Худяковского, камилавкой». Резолюция владыки Неофита от 3/16 января 1928 года была краткой: «Награждается».

В конце 1920-х годов отца Леонида арестовали в первый раз и пытались обвинить в контрреволюционной деятельности. Именно тогда им были написаны следующие строки, адресованные свояку (мужу его родной сестры Анны – священнику Иоанну Васильевичу Белякову, настоятелю Богородице-Рождественской церкви в поселке Гнилицы): «Сообщаю тебе, Иван Васильевич, что из Василева меня куда-то увозят. Рано или поздно это должно было случиться, и я пока почти спокоен. Не знаю, что будет дальше, но я не имею за собой в прошлом ничего контрреволюционного и потому надеюсь, что недоразумение в непродолжительном времени разъяснится. Если же мои опасения не оправдаются, то приезжай сюда и будь блюстителем моего имущества, может быть, не откажешься и послужить пока за меня, впредь до выяснения недоразумения… Пока шлю всем свой привет и не знаю, что сказать: «до свидания» или «прощайте».

Данный арест был, видимо, недолгим, по промыслу Божьему, отец Леонид смог вернуться в Чкаловск и продолжить свое пастырское служение.

В январе 1937 года районные и областные власти добились закрытия в Чкаловске всех трех храмов под предлогом эпидемии оспы среди детей. Местные жители на праздник Рождества Христова и Крещенье остались без богослужения, и тогда отец Леонид и благочинный протоиерей Иоанн Никольский смогли организовать мирян на защиту церквей, благословив депутацию от своего прихода ехать в Москву с прошениями в разные инстанции не закрывать храмы.

Сохранился черновик одного такого обращения от имени прихожан Воскресенского храма: «В последние годы наша религиозная община перед праздниками Рождества Христова и Пасхи переживает тревожное состояние: раздаются голоса неверующих о закрытии храма, устраиваются собрания, выносятся резолюции об этом закрытии, причем к голосованию допускаются  иногда даже и несовершеннолетние дети, в то время как верующие не имеют возможности постоянно устраивать такие же собрания и напоминать кому следует о своем желании сохранить храм для удовлетворения своих религиозных потребностей. Может быть, отчасти поэтому, воспользовавшись кратковременною вспышкой эпидемии оспы, местный поселковый совет в январе месяце текущего года без всякого предупреждения и соглашения с верующими прикрыл все храмы в Василеве на две недели, якобы для прекращения эпидемии, и притом прикрыл словно нарочно, на великие праздник <…>. Но что дело тут было не в одной заразе видно из того, что школы и кино в то же время были закрыты только на 5 дней, а просьба верующих об открытии храмов тоже через 5 дней были отклонены без всяких объяснений. <…> Поэтому мы просим защитить нас и дать нам полную возможность удовлетворять свои религиозные чувства, то есть просим и на будущее время запретить местной власти закрывать наш храм даже и временно, а тем более на великие праздники. В виду предстоящей Пасхи, мы заранее хотим предупредить своей настоящей просьбой возможные попытки к закрытию нашего храма, так как всякое закрытие его вызывает брожение умов и недовольство среди верующих, каковых в нашей общине не менее 900 человек».

В ночь с 29 на 30 сентября 1937 года в поселке Чкаловск прошли массовые аресты священнослужителей. Отца Леонида и других арестованных отправили в Балахнинскую тюрьму. Обвиняли священников в том, что они «систематически среди рабочих и колхозников вели антисоветскую агитацию против проводимых мероприятий партии и Советского правительства и распространяли пораженческие слухи».

Во время пыточного следствия, невзирая на свой преклонный возраст (68 лет), отец Леонид не признал своей вины, а на утверждение следователя, что он произносил в храме антисоветские проповеди, отвечал: «Проповеди я говорил, которые содержали в себе чисто моральные наставления о любви людей к Богу и любви друг к другу, что касается в отношении антисоветской агитации против существующего строя – я никогда не говорил».

Решением Тройки НКВД по Горьковской области от 22 октября 1937 года протоиерей Леонид Худяковский был приговорен к расстрелу. 4 ноября 1937 года, в праздник Казанской иконы Божией Матери, он был расстрелян и погребен в общей безвестной могиле.

Автор-составитель Дёгтева Ольга Владимировна
по материалам Комиссии по канонизации Выксунской епархии

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ  НИКОЛАЙ АФИНОГЕНОВИЧ (1888-193…?), священник  село Тимонькино

  

Иерей Николай Афиногенович Преображенский родился 15 апреля 1888 года в семье священника из села Сицкое бывшего Балахнинского уезда (ныне Чкаловского района). В 1907 году он выбыл из 2-го класса нижегородской духовной семинарии и был определен псаломщиком в Троицкий храм в селе Языково Арзамасского уезда. Через два года, по личному прошению, на основании указа Преосвященного епископа Нижегородского и Арзамасского Назария (Кириллова) его перевели на приход в село Василева Слобода (Чкаловск).

В 1915 году состоялось рукоположение Николая Афиногеновича Преображенского в сан дьякона с назначением к Преображенской церкви в село Вершилово. До революции отец Николай преподавал Закон Божий в приходских земских школах. Дьяконское служение отца Николая продолжалось десять лет. Когда в 1925 году в соседнем селе Тимонькино оказалось вакантным место настоятеля в храме, то отец Николай по приглашению прихожан, после рукоположения в сан священника стал здесь настоятелем.

В ноябре 1933 года сотрудниками Городецкого районного НКВД по обвинению «контрреволюционная деятельность и антисоветская агитация в составе контрреволюционной группы» были арестованы  священники из  нескольких соседних сел: Тимонькино, Вершилово, Сицкое и Новинки (в те годы эти приходы относились к Городецкому району).

Иерей Николай Преображенский был арестован 6 ноября 1933 года. В это время с ним в селе Тимонькино проживали: жена Елизавета Николаевна (41 год) и престарелая мать Екатерина Ивановна (вдова священника Афиногена Преображенского). Единственная дочь отца Николая — Маргарита (18 лет)  уже  работала учительницей в селе Автодеево Ардатовского района.

Обвинения сотрудников НКВД строились на основании показаний лжесвидетелей и очных ставок. По данному делу привлекались в качестве обвиняемых также священники Никольский Иван Павлович и Богоявленский Владимир Михайлович, но которые были освобождены из-под стражи 4 января 1934 года за «недостаточностью криминалов и неподтверждением свидетельских показаний». Только два священника Николай Преображенский и Василий Лебедев из села Вершилово остались под стражей и были направлены в Горьковскую фабрично-заводскую колонию.

Во время следствия отец Николай не признавал себя виновным частично, не отрицая фактов произнесения им проповедей. Решением Особой Тройки ПП ОГПУ  Горьковского края от 27 января 1934 года Николай Преображенский был приговорен к 3 годам заключения в концлагерь. Дальнейшая его судьба остается пока не известной.  28 июля 1992 года он был реабилитирован, но уже посмертно.

В советское время прекрасный каменный Спасо-Преображенский храм в селе Тимонькино был полностью разрушен и сегодня это село превратилось в дачную деревню.

Автор-составитель Дёгтева Ольга Владимировна
по материалам Комиссии по канонизации Выксунской епархии